Category: транспорт

лето

Мумуары.

В сентябре 1919 года председатель Нижегородской губЧК Яков Зиновьевич Воробьёв (Кац) был направлен на партийную работу в Воронеж. По пути туда на станции Курск он попал в плен к мамонтовцам, проводившим рейд по тылам Красной Армии, и был расстрелян. Сохранилась запись рассказа очевидца этого события. Очевидец интересен: это сам Н.А. Булганин, маршал, председатель правительства СССР, член Политбюро ВКПб-КПСС. Тогда Булганин являлся рядовым чекистом и состоял при начальстве на посылках. Вместе с Воробьёвым в отдельном вагоне ехали Лазарь Каганович с семейством. Итак, рассказ...
"Неожиданно из степи на привокзальные пути хлынуло множество конников. Я увидел их издали, бросился к ближайшей теплушке Кагановича и попавшемся под руку куском опоки написал на двери теплушки: "Тиф!!!" В это время мамонтовцы выскочили из-за состава с другого конца эшелона. Бежать навстречу конникам к теплушке Воробьёва не имело смысла. Мне оставалось только одно - нырнуть под вагон, что я и сделал незамедлительно.
Потом я увидел, как несколько конников... вытащили Воробьёва из вагона и повели на площадь перед перроном вокзала... Мамонтовцы быстро выкопали яму, поставили в полный рост Воробьёва и других товарищей, засыпали их в уровень с плечами землёй, оставив над поверхностью только головы.А затем отошли на железнодорожные пути и открыли по головам засыпанных беспорядочный винтовочный огонь. Так пал наш товарищ, бесстрашный большевик, первый председатель Нижегородской ЧК".
Страшная картина, и людей, разумеется, жалко. Но насчёт достоверности рассказа возникают вопросы. Чего это мамонтовцы такие тупые, что увидев надпись "Тиф!!!" на теплушке, даже не полюбопытствовали заглянуть в неё? А вдруг там золото в слитках, или того лучше - спирт? Нет, торопливо сделанная куском опоки надпись отпугнула конников. Доверчивые, как дети... А казнь Воробьёва? Идёт кавалерийский рейд, за корпусом Мамонтова гонится Будённый. Надо поспешать: набрал добычу и дай Бог ноги. Но нет! Беляки оказались с фантазией! Достали где-то лопаты и принялись трудолюбиво копать яму, чтобы казнить трёх комиссаров. И не просто яму, а так, чтобы в полный рост! Часа два, наверное, копали. Причём сами, а не заставили делать это пленников. Вот это мумуары!
Самый же главный вопрос для меня - почему Воробьёв сдался живьём. Еврей-чекист не мог не понимать, что с ним сделают белогвардейцы. Но не застрелился. Может быть, всё было так неожиданно, что он не успел этого сделать. Но возможно и другое. Выстрелить в себя, любимого, оказалось труднее, чем казнить сотни безоружных людей в подвалах ЧК. Ответ на этот вопрос мы никогда не узнаем.