Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

лето

Фестиваль "ЧитайГорький": встреча несмотря на дождь))

В выходные состоится двухдневный фестиваль "ЧитайГорький". В его рамках в воскресенье 28 мая в 17.00 в палатке Эксмо-АСТ должна пройти презентация "Лучей смерти" и автограф-сессия. Учитывая прогноз погоды, предлагаю читателям прихватить с собой водку и закуску. Язваходячая! Последний шанс выйти из тени, иначе разлюблю, вот! Дмитрию Карпухову с семейством персональное приглашение.
лето

Памяти Александра Гарроса.

Я познакомился с Александром в 2006 году. Он приехал в Нижний делать репортаж о двух здешних авторах. Одним был уже нашумевший тогда Захар Прилепин, а вторым – я, никому не известный провинциальный борзописец. Мы ходили по старому красивому городу, мимо его удивительных меток. Тут учился Мариенгоф, там похоронена Марфа-Посадница, а вон на том углу Петр Первый справлял свое пятидесятилетие… Александр слушал, задавал свои вопросы, тонко направлял беседу. Сразу же поразили его доброжелательность и простота, отсутствие столичных понтов, чего я, признаться, опасался. Он работал на какой-то журнал, делал рутинную работу, хотя был известным писателем, лауреатом «Нацбеста». Видимо, большая литература кормила плохо, и талантливому человеку приходилось заниматься подёнщиной. В итоге появилась статья, лестная для меня. Главное же – она повысила мою самооценку, за это Саше отдельный респект.
С тех пор мы встречались редко, и так же редко переписывались. Я не стал ему близким приятелем, держался в стороне, а он шел своей дорогой. Однажды мы втроем с Данилкиным распили двенадцатилетний скотч из серебряных рюмок. (Саша любил старые виски). Это было зимним вечером на детской площадке. Хорошее воспоминание… Три российских графомана неспешно беседовали о литературе, расслаблено, без резких оценок, самолюбования и прочей ерунды. А два года назад, в Риге, я узнал от постороннего человека, что у Саши рак. Гаррос боролся, и любимая жена помогала, чем могла. Я опять был в стороне. Последнее письмо пришло от Саши 11 марта. Он просил сбросить ему «Лучи смерти» - в больнице нечего читать, а скучно. Я отослал текст, долго думал, но не решился спросить о здоровье. А вчера узнал о его смерти 6 апреля, и снова от постороннего человека.
Саши Гарроса больше нет на этой земле. Несправедливо. Вечная ему память.
лето

Пальчики.

К нам в гости пришла внучка. Ее хорошо зовут: Ника Инкина. Фонетически интересно звучит)) И так будет, пока не выйдет замуж и не сменит фамилию... Но до свадьбы пока далеко, сейчас Нике полтора года. Родители ей стараются поменьше всего запрещать. А чего нельзя делать - пытаются объяснить, что нельзя. Удается не всегда. В этот раз девчонке понравилось тыкать пальчиками в экран телевизора. Убеждения не помогли: пока не натыкалась вдоволь, не успокоилась. Утром мы с Татьяной обнаружили изрядно заляпанный экран, и жена захотела его отмыть. Пришлось воспрепятствовать. Я сказал: ты что? Так долго ждали, когда в доме опять появятся маленькие пальчики, и сразу смывать! Пускай побудут.
Хулиганка...
лето

Встреча с читателями...

Недавно мы сошлись впятером на крыше "Спорт-бара", что в Архиерейском саду. Встречу организовал Алексей Рощин, давний и хороший мой знакомый, с которым мы месте развивали банковскую систему России. Сейчас он коммерческий директор крупного оборонного завода. Его приятели захотели увидеться со мной и задать вопросы по книгам. Ну и вообще посидеть... И мы собрались.
Вечер получился славным. Пришли два финансиста и полковник МВД, брат одного из них. Парней я немного знал, полковника увидел впервые. Никто не мучил меня вопросами, я не был главной фигурой - просто собрались умные и не бедные люди, которые давно не виделись. Иногда у меня действительно что-то спрашивали: будет ли продолжение "Московского апокалипсиса"? как дела с экранизацией? откуда я добываю такие заковыристые фамилии? К моему удивлению, собеседники прочли все мои книги. И спрашивали со знанием дела. Увы, я дал кучу интервью журналистам, которые не раскрыли ни одну из книг, но смело задавали вопросы...
Так мы славно сидели, а солнце клонилось к закату. Рощин, изувер, заказал к пиву много водки и мало закуски. Когда я потом возле машины пытался надписывать свои опусы, буквы расползались в стороны, как живые. Пришлось отложить стило и попросить сделать это в следующий раз.
На другой день позвонил один из финансистов, Максим Б., и сказал, что народ тоже остался доволен. И назвал мероприятие "Свечинские чтения")))))
лето

Воспоминание об оборонном заводе.

1982 год, бюро труда и зарплаты (БТЗ) Горьковского машиностроительного завода. Мой первый в жизни начальник Анатолий Тимофеевич Гураль (весьма своеобразный был человек) сосредоточенно листает собственную трудовую книжку. Потом начинает что-то считать про себя, шевеля губами. Хмурится. Опять считает. Затем объявляет на всю комнату, обращаясь к коллективу:
-Одна благодарность - за организацию молодёжного соцсоревнования. И пятьдесят семь выговоров. Что, по вашему, это значит?
Народ сосредоточенно молчит, пытаясь понять начальственный замысел.
-Это значит, что я РАБОТАЛ!
лето

"Шёл по улице малютка..." (Святочный детектив).

Начальник Нижегородской сыскной полиции статский советник Благово сидел в кабинете и обижался. 24 декабря 1880 года, навечерие. Завтра Рождество! А из Петербурга пришёл приказ по МВД о наградах, и в нём сыщик отсутствует… Между тем, губернатор ещё месяц назад известил Павла Афанасьевича, что послал на него представление к Аннинской ленте[1]. Обошли, столичные бюрократы! Посмеялись и вычеркнули.

Из приёмной донёсся знакомый голос – это пришёл Лыков. Титулярный советник, богатырь и помощник начальника сыскного отделения был чем-то возбуждён. Благово Лыкова любил и терпеливо растил из обалдуя своего преемника. Алексей явился кстати. Нужно было выместить на ком-то раздражение за неполученную ленту, и Лыков для этого годился. Статский советник вздохнул, поднялся и вышел в приёмную. Хотел уже сказать что-то язвительное, но осёкся. Посреди комнаты стоял ребёнок лет пяти-шести, бледный от холода, с испуганными затравленными глазами. Он был одет в добротную кроличью шубку с тёплым башлыком, и маленькие валеночки с галошами. Несколько сыскных агентов столпились вокруг и пытались разговорить малыша, но тот косился на дверь и молчал. Алексей протянул мальчишке стакан горячего чая в бисерном подстаканнике.

Collapse )
лето

"Нежный Нижний"



Издательство "Литера" выпустило очередной красивейший альбом "Нежный Нижний". Название взято из стихотворения Велимира Хлебникова. Надо сказать, что "Литера" плохо делать не умеет, но на этот раз получился фактически шедевр. Десять прогулок по старому городу последовательно знакомят читателя со всеми его изюминками. Есть глава о купеческих особняках - а некоторые из них сохранились с XVII века. Есть деревянный Нижний и промышленный (тоже очень интересный). Есть мосты. Куда без них городу, который стоит на двух реках? Имеется глава "Приветы времени", в которой любовно отысканы и запротоколированы мелкие предметы ушедших эпох: латунные ручки, знаки страховых обществ, почтовые ящики... 
Альбом в четыре руки сделали две замечательные дамы: художник Елена Константинова и её дочь, филолог и молодая мама Анастасия Константинова. Им, конечно же, помогали; даже я пару раз ударил пальцем о палец. Но основную работу дамы вынесли на своих хрупких плечах. А талантливый и весёлый коллектив "Литеры" внёс свой неповторимый дух. Это когда работы на износ не видно, а всё как бы получается само собой...
Более подробно об альбоме рассказано на сайте издательства: http://www.litera-nn.ru/books/Nejniy-Nijnii/  Там же можно и купить красивую книгу. Увы - в магазине она доступна только нижегородцам.

Collapse )
лето

Московские впечатления.

Одно обстоятельство поразило меня в Москве. Два не знакомых мне доселе человека искренне помогли решать мои запутанные книжные дела и советом, и участием. Я полагал, что такое уже невозможно в столице нашей Родины, и ошибался. Больше бы было таких ошибок... Об этих людях и хочется рассказать.
Денис Каспирович - менеджер "Книжного клуба 36,6". Я познакомился с ним на ярмарке, где бедного Дениса рвали на части разные литературные люди. Мы с Иваном Бесединым присоединились к увлекательному процессу и тоже оторвали себе большой кусок внимания этого человека. Интересно и полезно ходить в ярмарочной толчее с компетентным профессионалом! Время от времени Денис вырывал из толпы очередную фигуру и говорил: "Вот писатель Свечин - напиши о нём статью!" Фигура козыряла и шла исполнять приказание... Несмотря на должность без густого эполета, Денис столь же легко вылавливал в толпе и серьёзных людей. В частности, он познакомил меня с Борисом Куприяновым, директором "Фаланстера". Мы договорились с ним, что в "Фланстере" появятся мои книги. Денис "сдал" много и других полезных для приезжего контактов, помогающих ориентироваться в мало знакомом мире. В завершении общения он забыл у нас свои финики, и мы с Иваном закусили ими скотч вечером в номере. Очень хорошо прошли!
Вторая познавательная и очень дружеская по интонации встреча произошла с писателем Андреем Шляховым. Это успешный московский литератор, издавший уже полтора десятка книг. Упорным трудом Андрей доказал издательствам, что его книги всегда находят своего читателя. Мне было ОЧЕНЬ полезно послушать его советы и рекомендации. Сама же встреча произошла в замечательном вьетнамском ресторанчике, где Андрей частый и уважаемый гость. Блинчики из рисовой бумаги, с мясом и грибами, поразили меня. Внешне похожие на фломастеры :-), они оказались необычайно вкусными. Под рисовую водку беседа прошла с большим воодушевлением с моей стороны...
Самый приятный вывод из встреч с этими людьми в том, что они есть. Не всё, оказывается, мотивируется только бизнесом, доходами и рекламой. Спасибо Денису и Андрею: помимо знания рынка, они ещё добавили мне оптимизма!
лето

Документ эпохи.

На фото - моя маминька (сидит в центре) со своими подругами. Снимок сделан в Сергаче 2 августа 1953 года. Обратите внимание на девушку слева: она одета в... немецкую комбинацию. После войны солдаты привезли из Германии своим жёнам и дочерям много трофейного барахла. Шёлковые немецкие комбинации, качественные и необычные, были приняты нашими женщинами по неопытности за платья. В этом нет ничего для них унизительного; такая была эпоха. Не избалованы были наши женщины отечественной лёгкой промышленностью. Особенно в провинции. Особенно после войны.