Category: литература

лето

Эвфемизм.

Еду по Казани, за рулем мой читатель Альберт Бадгиев. Он любезно показывает город. Вдруг нас подрезает очередной невоспитанный шумахер. Альберт скрипит зубами, потом неожиданно улыбается. Поворачивается ко мне и говорит:
-Я мусульманин, материться нельзя, а так иной раз хочется! И я нашел способ. Когда вот такой хамит на дороге, я ему кричу: "Динда-пето!"
(На всякий случай напоминаю, что это прозвище злого абрека из моей книги "Тифлис 1904")))
лето

Как я не стал стахановцем))

Подбил итоги за 2017 год. Были у меня тщеславные планы продать 100 000 бумажных книг. Вроде бы темпы роста ВВП позволяли на это рассчитывать. Теперь, когда вся статистика пришла, выяснилось, что я не дотянул. Меньше четырех тысяч не хватило. Народ купил примерно 96 300 экземпляров. Не вышло из меня стахановца-стотысячника))) Эх, судьба-злодейка...
лето

А вот еще встреча.

30 ноября в 18.00 в магазине "Молодая гвардия" на Большой Полянке состоится встреча с Иваном Погониным и Николаем Свечиным. В отличие от нон-фикшн, будет всего два автора. Глядишь, и поговорим как следует)) Приходите, мы с Иваном будем рады.
лето

Встреча с читателями на нон-фикшн.

"Эксмо" сообщило подробности. Встреча с читателями на нон-фикшн состоится 2 декабря в 19.00 в зоне семинара 2. Нас будет несколько, но за благородный жанр исторического детектива ответчиков двое: Валерий Введенский и я. Приходите.
лето

"Ты, болтают, получил премию большую...

Будто Лыков твой, бугай, первым чемпион".
Примерно так я напевал в сосновом лесу, на турбазе "Кусторка", куда уехал писать новую книгу. Интернет там дореформенный, а мы с Валерием Введенским угодили в шорт-лист премии тетушки Агаты, и ждали решения жюри. Премия новая, учреждена уважаемым мною журналом "Дилетант". Вручается за лучший исторический детектив 2016 года. Номинировали "Дознание в Риге". Помимо удовольствия, победителю полагается еще и миллион рублей новыми. И вот Валерий позвонил в мою лесотундру и сообщил приятную новость. Тут же махнул я водки из серебряной рюмки образца 1863 года, и инда заколдобился. Приятно. Наконец-то заметили наш жанр...
лето

Из жизни графоманов.

Отослал вчера в Эксмо отредактированную книжку - "Банда Кольки-куна". Должна выйти в ноябре. Получился совсем-совсем не детектив. А меня и без того обвиняют в самозванстве... Правда, Лев Данилкин уже разъяснил всем, кто хотел услышать, что у Свечина не детективы, а полицейские боевики. Итак, революция 1905-1906 годов во всей ее кровавой неприглядности. Отдельно описал Кронштадтское восстание (первое, в августе 1905) и Московское декабрьское.
Еще принял решение уменьшить "шаг" своих книг. Раньше он был в два года, теперь я сократил его до одного. Следующая "казанская" книжка будет описывать приключения Алексея Николаевича в 1906-м. Причина ясна: рано или поздно наступит семнадцатый, и сага про Лыкова придет к логическому концу. Это, конечно, неизбежно. Но хочется оттянуть печальный конец. Итак пишешь, и всех их жалко - скоро привычный мир разрушится, а людям оно еще неведомо. Так что, погожу расставаться со своими персонажами. Растяну разлуку, насколько возможно. Привык, черт возьми...
лето

Вести с полей.

16 августа в книжных магазинах начнет продаваться моя новая книга "Тифлис 1904". Одновременно станут доступны и аудио, и электронная версии. Действие, как легко догадаться из названия, происходит на Кавказе. В книге впервые появляется новый ученик Лыкова Сергей Азвестопуло. Ну и вообще...))
лето

Чифры.

Получил квартальную отчетность. За первый квартал 2017 года продано 25 000 экземпляров моих книг (в бумаге). В основном это, конечно, покеты, но все равно приятно))
лето

Нижегородские поэты.

Денис Липатов.

Человек был, кажется, всем:
четвергом, водосточной трубой,
очень часто он он был никем,
очень часто самим собой.

Человеку всего-то годов,
хотя в паспорте - сорок пять,
но он думает, что готов
все с начала начать опять:

хочет снова побыть четвергом,
заболеть и побыть волной,
удивляясь всему кругом
по пути из больницы домой:

вот собака, вот снова апрель,
грязноватый под липами снег -
этих запахов чудный коктейль
обоняет опять человек.

Тяжелеет его голова,
говорит, что не жизнь, а - халва...


Дмитрий Ларионов

Над Канавинским мостом мы однажды увидели
жемчужины бабочек, облако - их.
Седовласый господь намолил нас и выделил,
иное вложил, чем дышали родители;
высоту и пространство обещал на двоих.

В этом море людей и растений -
полощем слова. Под светом вселенской крупы
осознали, что до прикосновения смерти
мы - не рабы. Не рабы. Не рабы.
лето

Иван Погонин "Сыскная одиссея".

Иван Погонин – новое имя в жанре исторического детектива. Отставной милицейский капитан перековался в присяжного поверенного. Но интерес к истории полиции сначала привел его в архивы, а потом и за писательский стол. В итоге в «Эксмо» вышла первая книжка Погонина – «Сыскная одиссея». Ее герой мелкий полицейский служащий, в первой повести еще не имеющий чина, Осип Тараканов. Молодой человек натужно и со страхом делает карьеру в уголовном сыске – сначала в родной Кашире, а потом и в Петербурге. Тараканов не красавец и не силач, он не умеет бегать по потолку или раскрыть преступление по сигарному пеплу. Обычный человек, который боится начальства и смерти; даже, можно сказать, тугодум. Но жизнь есть жизнь, и Осип как-то в ней пристраивается. Служит честно, взяток по возможности старается не брать. И постепенно поднимается по служебной лестнице. Эта постепенность и составляет главный интерес в книге Погонина. Его герой, личность в первых главах вполне заурядная, делает то, что должен делать. А рутина полицейской службы нет-нет да подбросит загадку. И Осип Тараканов неожиданно для самого себя всякий раз докапывается до истины… Из застенчивого рефлексирующего парня медленно выковывается тертый сыскарь.
Когда-то я сам хотел описать будни квартального надзирателя. Мелкие события, жалкие бытовые преступления – как чаще всего и случается в жизни. Но отступил, побоялся, что не справлюсь, что читателю будет скучно. Погонин не испугался, и решил эту задачу, на мой взгляд, замечательно. Еще подкупает точность автора в деталях, знание времени (увы, это редкость сейчас), умение передать его вкус и запах. Не зря человек сидит в архивах! Цены в гостиницах и тарифы извозчиков, особенности документооборота, речь героев, все эти пирожки с сигом и теснота в вагонах третьего класса переданы с глубоким знанием дела. И с любовью к нашей истории. Респект автору!