Category: история

лето

"Ты, болтают, получил премию большую...

Будто Лыков твой, бугай, первым чемпион".
Примерно так я напевал в сосновом лесу, на турбазе "Кусторка", куда уехал писать новую книгу. Интернет там дореформенный, а мы с Валерием Введенским угодили в шорт-лист премии тетушки Агаты, и ждали решения жюри. Премия новая, учреждена уважаемым мною журналом "Дилетант". Вручается за лучший исторический детектив 2016 года. Номинировали "Дознание в Риге". Помимо удовольствия, победителю полагается еще и миллион рублей новыми. И вот Валерий позвонил в мою лесотундру и сообщил приятную новость. Тут же махнул я водки из серебряной рюмки образца 1863 года, и инда заколдобился. Приятно. Наконец-то заметили наш жанр...
лето

Сериал "Охота на дьявола" - впечатления зрителя.

Поздновато я спохватился рассуждать о сериале, но раньше было некогда. И вещь, на мой взгляд, получилась небезынтересная. Начнем с того, что покоробило. Когда вводишь в вымышленный сюжет реально существовавших людей, надо, на мой взгляд, быть аккуратнее. Все же они жили до тебя, и совсем перевирать чужие судьбы не стоит. А тут… Глеб Бокий, мужчина средних лет с глазами навыкате. В 1938 году он уже лежал в могиле вместе с другими врагами народа. Когда Бокия расстреляли, ему было почти шестьдесят. Личность во многом зловещая: именно он являлся заместителем председателя Петроградской ВЧК Урицкого. После убийства шефа Бокий возглавил комиссию и устроил массовый террор: на его совести тысячи жизней. Спецотдел ОГПУ, который он возглавлял, действительно интересная тема. Я ждал, что в фильме появятся Блюмкин с Барченко, кольские шаманы и парочка тибетских лам с паранормальными способностями. Авторы удержались от этого соблазна. Зато обнаружился магический кристалл! Да еще упавший с неба. Он заменил всех лам. Глядя на волшебный камень, я думал: что это все напоминает? И понял: сказку навроде «Синбада-Морехода».
Порезвились сценаристы и над профессором Филипповым. Оказывается, его боялся Николай Второй. И охраняли профессора лучше, чем государя. Но не уберегли: взял да и застрелился… А идея ученого была связана с телефоном! Именно по его проводам ученый передавал загадочную энергию взрыва. Хотя настоящий Филиппов как раз занимался беспроводными технологиями.
Порадовал Скорцени. В первой серии он шляется по кабинету Гимлера чуть ли не в подштанниках. Так, что рейхсфюрер даже делает ему за это замечание. В 1938 году Отто был мелкой сошкой, и свое дезабилье демонстрировать Гимлеру никак не мог. Лишь два года спустя, в 1940-м, он пошел на войну с Францией и получил свой первый чин шарфюрера (унтер-офицера). А тут: запанибрата с вождями рейха, куча агентов в подчинении, туда-сюда на аэроплане…
Ну и прочая развесистая клюква, которой в сериале не счесть. Нищая Финляндия ведет опыты со сверхоружием. И не боятся Сталина! Он же, если узнает, в порошок сотрет всю Суоми. Японский военный атташе, единственный желтокожий на всю Скандинавию, человек, который всегда под наблюдением – ходит с ножиком по столице и тычет им всех подряд. А полиция в недоумении: это кто же такой ловкий самурай? Эсесовка провозит троих героев мимо охраны в замок, они тырят волшебный камень, а провинившуюся тетку не расстреливают перед строем Ваффен-СС, ибо она появляется потом в 1948 году…
То было за упокой. А теперь за здравие. Несмотря на клюкву, лично я смотрел фильм с интересом. Смеялся, но оторваться от экрана не мог. А это для кино, возможно, самое главное. Были удачные диалоги – сценаристы явно люди с талантом. Были отличные сцены, и не только боевые. Когда поганец-ассистент Филиппова высокомерно скалится: всем, всем нужен! а его уже списали в расход… Или когда Мария вспоминает, как она лежит на траве, над ней склонились родители, и солнце кругом, лиц их не видно, но столько в короткой сцене разлито любви… Ведь передали эти чувства. Могут, когда захотят))
лето

Актуальное.

Шел давеча по панели, и вдруг под ногами оказался лед. Естественно, я долбанулся. Встал, потер ушибленные члены и - домой. Там залез в тумбочку с архивами, вынул листок и зачитал вслух.
"Приказ Нижегородского полицмейстера от 20 декабря 1896 года.
Некоторые дворники при очистке тротуара убирают весь снег, от чего там появляется наледь, что представляет неудобство для пешеходов. Другие посыпают тротуар песком, что все равно оставляет его скользким. Приказываю: снега на тротуарах оставлять примерно на вершок, подрубать его и посыпать сверху снегом же".
Вот так! А вы говорите - прогресс...
лето

О моих ошибках в "Туркестане": спор с читателем.

Вот такой комментарий я получил от жительницы сегодняшнего Ташкента Ирины Ивановой. Она внимательно прочитала мою книгу и нашла там, как ей показалось, множество неточностей и ошибок. Привожу полный текст ее письма, и мой на него ответ. Надеюсь, любителям истории будет интересно. Вышло длинно, но зато предметно))
«Добрый день, уважаемый Николай!
Это очень хорошо, что Вы владеете информацией и обнаружили ошибку прямо в названии книги "Московские градоначальники XIX века". И вопросы хорошие - для чего и почему автор исказил название и наделал ляпов?
Но Вы в своей книге "Туркестан" ляпов наделали гораздо больше, правда, наверняка и не подозреваете этого. Я живу в Ташкенте и только что закончила читать Вашу книгу "Туркестан". И точно такими же вопросами задаюсь: автор специально что ли "повернул" вспять течение реки Санзар и канала Анхор, поскольку русская часть Ташкента была и есть на левом берегу данного канала, Вы нас всех на правый берег переселили, в старый город.
Collapse )
лето

Надворный советник Ленин.

Сижу в архивах, собираю материал для новой книги. Попадаются забавные вещи. Из приказа по Нижегородской городской полиции № 156 от 12 июня 1896 года: "Предписываю г.г. Приставам произвести розыск похищенных вещей: ... у надворного советника Сергея Николаева Ленина жилетки тиковой, пяти фунтов чаю фирмы Целованьева и Сергеева, никелированной мыльницы и калош мелких № 12".
лето

Николай Свечин - родоначальник исторического детектива!)))

Когда мы слонялись с Данилкиным по Нижнему Новгороду, случился между нами такой разговор. Лев спросил, считаю ли я себя последователем Акунина. Я удивился: с какой стати? Ну как же, ответил критик – ведь это Акунин изобрел в России исторический детектив! Я возразил, что считаю первооткрывателем жанра Валентина Лаврова. И добавил, что свое время, уже давно, сочинил свой исторический детектив под названием «Парижские тайны ротмистра Иванова». Он был ироничным и, вроде бы, пародировал похождения «красавца и силача графа Соколова» (это герой Лаврова). И тетрадка валяется где-то у меня в столе…
Давеча попалась мне на глаза статья Льва о той нашей встрече. Что-то шевельнулось в утлом черепе. Дай, думаю, уточню, когда именно придумал лихого ротмистра. И кого он там пародировал… Сначала разыскал свою тетрадку. А потом залез в интернет и выяснил, что серия «Гений сыска граф Соколов» начата Лавровым в 1990 году. А батюшки! Память-то мне изменила! «Парижские тайны ротмистра Иванова» написаны мною на втором-третьем курсе университета. Это 1977-78 годы. Ребята! Оказывается, родоначальник русскоязычного исторического детектива – это я! С чем себя и поздравляю.
лето

Иван Любенко "Маскарад со смертью".

Это первое моё знакомство с книгами уже известного автора. Действие детектива происходит в южном губернском городе Ставрополе в 1907 году. Революция поугасла, но боевики остались. И объединились с абреками для проведения "эксов". Один такой идейный революционер, на пару с патентованным душегубом, терроризируют губернию. Одновременно в поезде из столицы совершено ограбление ювелиров, сами ювелиры убиты. Полиция и жандармерия сбились со следа. На помощь им приходит присяжный поверенный Клим Пантелеевич Ардашев. Провинциальный юрист был в прошлом спецагентом правительства, выполняющим секретные поручения МИДа. Человек опытный и подготовленный, он начинает разбираться в клубке происшествий...
Качественно запутанный сюжет выдвигает в число подозреваемых разные персонажи. Я, например, так до конца и не разгадал главного злодея, и думал на другого...
Мои рекомендации: читать!
лето

Умер Александр Давыдович Белявский.

Для нас троих: моего брата Александра, друга Стаса Ерошенко и меня - он был Учителем.  Хотя формально Белявский преподавал в университете непочётную дисциплину "научный коммунизм", он являлся  историком. Настоящим, неподдельным. Мы увиделись впервые в 1978 году, и сразу поняли, кто это. Давно дело было... Отучившись, не могли не остаться в орбите его влияния. Учитель много вложил в нас, балбесов. Лично мне он привил вкус к истории, а ещё научил думать. Мы трое помнить Белявского будем всегда. И таких много в нашем городе,  и на этой земле вообще. Светлая память Александру Давыдовичу.
лето

"Шёл по улице малютка..." (Святочный детектив).

Начальник Нижегородской сыскной полиции статский советник Благово сидел в кабинете и обижался. 24 декабря 1880 года, навечерие. Завтра Рождество! А из Петербурга пришёл приказ по МВД о наградах, и в нём сыщик отсутствует… Между тем, губернатор ещё месяц назад известил Павла Афанасьевича, что послал на него представление к Аннинской ленте[1]. Обошли, столичные бюрократы! Посмеялись и вычеркнули.

Из приёмной донёсся знакомый голос – это пришёл Лыков. Титулярный советник, богатырь и помощник начальника сыскного отделения был чем-то возбуждён. Благово Лыкова любил и терпеливо растил из обалдуя своего преемника. Алексей явился кстати. Нужно было выместить на ком-то раздражение за неполученную ленту, и Лыков для этого годился. Статский советник вздохнул, поднялся и вышел в приёмную. Хотел уже сказать что-то язвительное, но осёкся. Посреди комнаты стоял ребёнок лет пяти-шести, бледный от холода, с испуганными затравленными глазами. Он был одет в добротную кроличью шубку с тёплым башлыком, и маленькие валеночки с галошами. Несколько сыскных агентов столпились вокруг и пытались разговорить малыша, но тот косился на дверь и молчал. Алексей протянул мальчишке стакан горячего чая в бисерном подстаканнике.

Collapse )