Category: животные

лето

Странно.

На улице минус двадцать. За окном сидит нахохлившаяся от холода сорока. Смотрю на неё, и что-то внутри свербит. Дело в том, что во Франции сорока считается промысловой дичью, вполне приличным охотничьим трофеем. На и по всей Западной Европе её с удовольствием едят. Прознав это, я стал доньжить своего приятеля-охотника Андрея Кондина, того самого, с кем мы бесстрашно ходили на озверелого бобра. Просил его: стрельни птичку, мил человек! Андрей крепился-крепился, да и сдался. Стрельнул, ощипал, приготовил и мы сороку съели. Ничего особенного, замечу я для тех, кому интересно; едали мы птиц и повкуснее... Но вот что странно: с тех пор начал я испытывать при виде сорок какую-то неловкость. При тетеревах, рябчиках, глухарях - ничего подобного. Диких уток готов есть хоть через день, только где их взять. А сороки... Всё-таки не промысловая это дичь; они для другого. Бойкие, весёлые... Неловко теперь. Странно...